May 18th, 2017

Мой

Рабочий язык

Лет десять назад одна из моих юных приятельниц, коей на тот момент едва исполнилось больше двадцати годков, начала работать у своего отца и мачехи. Зовут приятельницу Мирослава, до этого она ни дня нигде не работала, но тут родители выдернули её из деревни, решив, что хорош с неё праздной жизни, пусть учится существовать в социуме.

Мирославочка честно попыталась. Отец и мачеха решили издавать журнал: яркий, интересный, не без рекламы (а потому что жить и выпускать журнал можно только за её счёт). Идея хорошая, сняли офис, набрали на работу менеджеров, журналистов, дизайнеров, сами стали редакторами, а вот куда пристроить дочь-падчерицу без образования и опыта работы – тут встал вопрос. Впрочем, мачеха оказалась женщиной умной, через пару месяцев она посадила Мирославу на телефон и занятие доставкой журнала, что себя впоследствии оправдало.



У этой девочки не было абсолютно никаких навыков общения и вообще понятия о каких-либо границах. По телефону она только училась разговаривать, не понимая, что можно, а что не очень можно. Однажды мачеха дала ей задание позвонить в краевую администрацию. Туда журнал тоже доставлялся. Так вот, Мирослава должна была обзвонить всех секретарей губернатора и его заместителей (в количестве пятнадцати человек) и спросить, как им журнал и хотят ли они получать его в дальнейшем. Так вот, мачеха зашла к Мирославе в тот момент, когда та беседовала с секретарём губернатора. И едва не села мимо стула, поняв, что её подопечная так задолбала бедную секретаршу вопросом: «А точно ваш босс желает и дальше получать наш журнал? А он ему точно нравится?», Collapse )


promo katoga january 1, 2014 13:13
Buy for 100 tokens
Промо-блок свободен! Занимай - не зевай!